Аналитика, Новости, Общество

Малолетка

12 октября 1566

Половина из отбывающих наказание в колонии – подростки из Крыма

Просторная территория с аллеями и побеленными бордюрами. Щитки с цитатами Льва Толстова и древнегреческих философов. Словно перенесенный сюда из советского парка гипсовый футболист с отбитым боком. Кажущиеся старинным фортом (на самом деле построенные в 50-е годы) трехэтажные жилые корпуса из красного кирпича. Мы в Белореченской воспитательной колонии. Здесь отбывают наказание полусотня мальчишек из регионов юга России.

Через год исправительное учреждение отметит 95-летний юбилей. Открыли его вскоре после гражданской войны, когда тысячи оборванных беспризорников рванули на сытую и теплую Кубань. С самого начала детская колония сельскохозяйственного типа носила имя Дмитрия Жлобы – революционера и военачальника, расстрелянного во время большого террора. В Великую Отечественную войну здесь выпускали фанерные макеты самолетов, которые для обмана немецких летчиков расставляли на ложных аэродромах. Во время оккупации Краснодарского края колонию эвакуировали в Туркменистан. После войны помимо мебели в восстановленном исправительном учреждении выпускали прищепки, ручные дрели, трансформаторы и батарейные щиты. К началу 90-х здесь отбывали наказание до тысячи подростков.

Последние несколько лет количество осужденных остается в пределах пятидесяти. Сейчас их 48. В основном ребята из Краснодарского края, Адыгеи, а с 2014 года и Крыма, где нет своего исправительного учреждения для несовершеннолетних. Почти половина из отбывающих наказание прибыли с полуострова, – рассказывает «Обзору» начальник Белореченской воспитательной колонии Валерий Шандановин.

Стабилен и набор статей, по которым осуждены мальчишки. Львиная доля оказались за колючей проволокой по ст. 158 («Кража»), 161 («Грабеж»), 162 («Разбой») УК РФ, есть также попавшие сюда за насильственные преступления и хранение наркотиков.

Корпуса, в которых живут несовершеннолетние осужденные, построены в 50-е годы

Обсуждаемый в интернете всплеск криминальной молодежной субкультуры «АУЕ» (арестантский уклад един) до юга России пока не докатился, проявив себя в Челябинске, Бурятии и на Дальнем Востоке.

Криминальная романтика была всегда, как и определенный ореол арестанта, мученика, который должен противодействовать людям в погонах и в целом государству. Но всплеска криминальной субкультуры в нашей колонии не зафиксировано. Сказывается и психологическая работа с прибывающими по этапу, которые первые две недели находятся на карантине, – пояснил полковник Шандановин. – Здравомыслящий человек понимает, что тюрьму очень тяжело и эмоционально, и физически переносить, а все криминальные понятия не поддаются здравому смыслу и логике. Зачем сидеть, мучиться в штрафном изоляторе, когда можно учиться, получить нужную профессию, заниматься спортом? Работа по расстановке приоритетов стоится с ребятами с самого начала.

Учли здесь уроки и негативного опыта: в ноябре 2015 года несколько сотрудников колонии, получив информацию о склонности к криминальным понятиям только что прибывших подростков, стали их избивать. От полученной черепно-мозговой травмы погиб 16-летний Виталий Поп, остальные получили травмы. В этом мае принимавшие участие в избиении сотрудники получили от двух с половиной до одиннадцати лет лишения свободы. В ходе проверки из колонии уволены более двадцати человек, полностью сменилось руководство.

Так выглядит стандартный кубрик постояльцев исправительного учреждения

Осужденные живут в двух корпусах – с обычными и облегченными условиями содержания. На окнах увесистые решетки, а в комнатах по четыре кровати. Рядом с каждой табуретка с прорезью и тумбочка для личных вещей. На спинках картонные таблички с именем осужденного, статьей и сроком. Набор личных вещей минимален, о доме напоминают разве что бережно прикрепленные рядом со спальным местом фотографии.

Рядом с кубриком душ и туалет. Купаться можно каждый день, общая баня по воскресеньям. Правда, побриться разрешают только в кабинете у дежурного, станок выдают под роспись.

Как и в армии, день в колонии проходит по строгому распорядку. Подъем в 6 (в выходные в 7) часов. 50 минут на утренние процедуры и заправку коек, общий осмотр. С 8 до 8.20 часов завтрак. Пять минут на поверку. В будние следуют занятия в школе, а в выходные замена белья и общая баня. С 10.25 часов второй завтрак и продолжение уроков. С часа обед, после которого вновь учеба или беседы с воспитателем. В прошлое воскресенье послеобеденное время занял просмотр фильма «Брест». В половину четвертого полдник, за которым следуют спортивные занятия. Опять проверка и ужин в 19.20. День оканчивается часом личного времени и отбоем в девять вечера. Все проходит под присмотром взрослых – на каждого осужденного приходится трое сотрудников ФСИН, большинство из которых имеют на форме закрепленные видеорегистраторы.

Питания пятиразовое и обходится государству в 200 рублей в день на одного осужденного. Пример обычного меню: на завтра перловая каша, творог со сметаной, отварное яйцо и хлеб с маслом. Второй завтрак – какао с сахаром, булочка с маслом и сыром. В обед дают борщ, жаркое, салат из огурцов с луком, компот. На полдник сок, пряник и яблоко, ужин – тушеная рыба с макаронами, хлеб с маслом и чай.

Более того, в специальном документе, утвержденном Минюстом России – «Норме питания для осужденных к лишению свободы несовершеннолетних, содержащихся в воспитательных колониях ФСИН, на мирное время» – продукты расписаны с точностью до грамма. В сутки подросток должен получить 400 граммов хлеба и столько же картофеля, 75 граммов круп или макарон, почти полкило овощей и зелени, 300 граммов фруктов, по два грамма кофе, чая и какао, 110 граммов мяса птицы, 11 граммов сметаны, одно яйцо и 50 граммов сливочного масла.

Видимо, растущему организму не хватает такого рациона, поэтому во всех кубриках есть буфетные комнаты, где можно попить чай уже со своими припасами. В стоящих тут же холодильниках стандартный для колоний набор из сгущенки, мясных консервов и целой полки кетчупов с майонезами. Пополнить его можно или передачами с воли или покупками в расположенном тут же магазине.

Столовая Белореченской воспитательной колонии

В будние и субботу ребята посещают с седьмого по одиннадцатый классы школы при колонии. Набор предметов и методички как в обычном общеобразовательном учреждении. Главное отличие – вместо ЕГЭ здесь сдают государственный выпускной экзамен, по которому можно получить аттестат о среднем образовании. Для поступления в вуз экзамены нужно пройти повторно уже после освобождения. Медалистов среди выпускников тоже нет – сказывается пропуск занятий во время многомесячного следствия и нахождения в СИЗО, общая педагогическая запущенность большинства парней.

Сейчас осужденные больше стремятся к знаниям, поступают к нам с развитым кругозором, – поясняет «Обзору» старший психолог психологический лаборатории Белореченской колонии Инна Мята. – Еще лет десять назад отстающих и незнающих элементарных вещей было в разы больше. С чем это связано, сказать трудно. Вероятно, влияет и доступность интернета, из которого можно черпать знания, и ставшие более высокими требования со стороны социума.

На занятиях в психологической лаборатории мальчишки занимаются рукоделием, заново переживают детские сказки и играют в кукольном театре. Причем с таким азартом, что для отбора на каждую роль проводят кастинг голосов.

Во второй половине дня они проходят профессиональную подготовку, получая за полгода на выбор одну из восьми профессий – от плиточника до программиста, столяра и оператора ЧПУ.

Встреча с гостями в актовом зале исправительного учреждения

В свободное время можно общаться с психологом, посещать кружки. Еженедельно в колонию приезжают артисты и общественники со всего Краснодарского края. Один из последних гостей исправительного учреждения – депутат Госдумы и экс-чемпион мира по боксу по версии WBO Дмитрий Пирог.

В минувшее воскресенье перед ребятами выступили краснодарские авторы-исполнители и заместитель атамана Краснодара Виктор Малахин.

У Запада на первом месте материальная составляющая, у них, в первую очередь, поставлена нажива любым методом, любым способом. Если кто-то смотрел культовый фильм американский «Унесенные ветром», там Скарлетт О’Хара после всех перипетий своей жизни говорит: я буду воровать, я буду убивать, но никогда больше не буду голодать, – вещал собранным в актовом зале осужденным заместитель атамана по военно-патриотическому воспитанию. – Русский народ всегда не смотрел на материальное, всегда шел на помощь всем. У нас другая составляющая. Взять даже другие аспекты наших понятий, детские сказки. В их исполнении даже «Золушка» – ужастик. Чтобы надеть туфельку на ногу одной из дочерей у нас мачеха просит Золушку, а в их прочтении она топором отрубила пятку. В нашем исполнении Золушка, когда стала принцессой, всех простила, а у них приказала мачехе и сестрам глаза выклевать.

На свободе вряд ли бы эти мальчишки стали по доброй воле слушать ура-патриотические речи или выступления ветеранов. Но здесь рады всем гостям – в замкнутом пространстве и с обрубленными социальными связями живой интерес вызывает каждое новое лицо. Сотрудники рассказывают, что у большинства подростков даже с родителями отношения налаживаются: на свободе многие сбегали из дома от нравоучений старших, а теперь с нетерпением ждут встречу с мамой. Потому что родные – единственная ниточка, связывающая жизнь до приговора с той, которая будет после отбытия срока.

Андрей Кошик

Новостная рассылка

Вечернее письмо с самым интересным
за день. Без рекламы и спама

Смотрите также
Интересное за сегодня