Генпрокурор Игорь Краснов разберется с преследованием краснодарских журналистов

3 ноября, 11:27
1783

Полковнику СКР Новопашину предстоит ответить - как материалы предварительного следствия оказались у посторонних?

Генпрокурор Игорь Краснов разберется с преследованием краснодарских журналистов Обыск в редакции еженедельника "Юг Times", ноябрь 2019 года

Руководитель Центра правовой поддержке журналистов ОНФ и депутат Госдумы Наталья Костенко направила Генеральному прокурору России Игорю Краснову обращение с просьбой разобраться в вопиющей ситуации с уголовным делом, возбужденном против главреда краснодарского еженедельника газеты «Юг Times» Марины Тугаевой и журналиста Андрея Кошика Главным следственным управлением СКР. В нарушение норм УПК материалы уголовного дела, с которыми не ознакомлены даже обвиняемые, оказались в распоряжении посторонних лиц.

— С самого начала у экспертов Центра правовой поддержки журналистов ОНФ было немало вопросов к ходу следствия: проведение обыска в газете «Юг Times» по делу, сроки которого истекли, постановление следствием заведомо невыполнимых требований перед журналистами, запрос внутренней документации издания, хотя следствие заявило, что расследование ведется только в отношении Марины Тугаевой как частного лица и не связано с ее профессиональной деятельностью. Теперь вопрос возник о том, как данные предварительного расследования, которые не подлежат разглашению, оказались у сторонних лиц, — прокомментировала ситуацию депутат Наталья Костенко.

Помимо уголовного преследования Марины Тугаевой, в отношении журналистов поданы гражданские иски в Арбитраж и Кущевский районный суд. В Арбитражном суде Краснодарского края истцом выступает конкурсный управляющий ООО «Агрокомплекс «Кущевский». 27 октября представителем истца в суд переданы материалы уголовного дела о клевете, в том числе копия постановления о привлечении Тугаевой в качестве обвиняемой. Сама главред «Юг Times» это постановление еще не получила, но следователь передал его никак не связанным с уголовным делом посторонним лицам.

— Используя закрытые сведения следствия, которые невозможно ни подтвердить, ни опровергнуть, истцы пытаются повлиять на мнение суда, не связанного с уголовным производством. Факт появления постановления в руках у лица, которое не является участником судопроизводства по уголовному делу, до предъявления обвиняемому, должен стать предметом прокурорской проверки, — отметила руководитель Центра правовой поддержки журналистов.

Отмечается, что уголовное дело по заявлению концерна «Покровский» и его соучредителя Андрея Коровайко – в прошлом сотрудника полпредства президента в ЮФО и экс-супруга сенатора от Ростовской области Ирины Рукавишниковой – расследует старший следователь по особо важным делам первого следственного отдела первого следственного управления Главного следственного управления Следственного комитета России полковник Антон Новопашин. Почему он, вероятно, нарушил тайну предварительного следствия и в чьих интересах, собственно, действует – предстоит разобраться Генеральной прокуратуре.

О нарушениях, допущенных по мнению адвоката Людмилы Александровой при самом расследовании уголовного дела и его явной ангажированности ранее писали «Собеседник» и другие федеральные СМИ.

Нелепость ситуации с уголовным преследованием, по которому давно истек срок привлечения к ответственности (дело возбуждено в отношении неустановленных ли в октябре 2017 года и должно было быть закрыто спустя ровно два года, так как речь идет о преступлении небольшой тяжести. Первый же обвиняемый появился только в декабре 2019-го), получило поддержку коллег. О ситуации написал Telegram-канал «НЕЗЫГАРЬ», издания «Кубань 24», «Ясно», «Кавказский узел», «АиФ», «Комсомольская правда», «Свободные медиа», «Кавказ.Реалии», «Акценты», рассказали в эфире «Эха Москвы».

– Это дело вызвало широкий общественный резонанс и за ходом расследования следят многие средства массовой информации по всей России, – говорится в обращении председателя Союза журналистов России Владимира Соловьева на имя Генпрокурора Игоря Краснова. – Любое уголовное преследование журналистов ставит под сомнение свободу слова и прессы в Российской Федерации, особенно в ситуациях при проведении журналистских расследований в отношении крупных бизнес-структур, способных попытаться оказать давление на журналистов не только гражданско-правовым способом, но и уголовным преследованием.

– Заказной характер этого дела очевиден для журналистского сообщества, но ведомство Бастрыкина упорно продолжает лепить из журналистов уголовных преступников. Чтобы никто больше не посмел вести журналистские расследования в отношении столь влиятельной коммерческой структуры. Получается, Следственный комитет России сегодня приватизирован бизнесом? – подытожил «Собеседник» статью о том, как журналистам хотят «закрыть рот» и фактически ограничить проведение журналистских расследований из опасения стать фигурантами заказных дел.

 

Новостная рассылка

Вечернее письмо с самым интересным
за день. Без рекламы и спама

Интересное за сегодня