Мнения, Новости, Общество

Игумен, подписавший письмо в защиту Устинова: люди не ожидали, что представители Церкви выйдут из загончика

19 сентября 1442

На наших глазах вопиющая несправедливость превращается в некую систему

Резонанс федеральных СМИ вызвало открытое письмо 39 священнослужителей Русской Православной Церкви (в настоящий момент письмо подписали более 100 священнослужителей – ред.), выступивших в защиту актера Павла Устинова, получившего три года за вывихнутое при его задержании на протестной акции в Москве плечо росгвардиейца. Среди подписавших письмо – батюшки из Москвы, Брюсселя, Санкт-Петербурга, Гонконга, Саратова, Иванова, других городов и даже отдаленных сел. В том числе пятеро священнослужителей из Волгоградской области.

– Мы обращаемся к людям, облеченным судебной властью и несущим службу в силовых структурах нашей страны. Многие из вас крещены в Православной Церкви и считают себя верующими людьми. Судебные разбирательства не должны носить репрессивный характер, суды не могут быть использованы как средство подавления несогласных, применение силы не должно осуществляться с неоправданной жестокостью, – говорится в открытом письме. – Мы выражаем обеспокоенность тем, что вынесенные приговоры в большей степени похожи на запугивание граждан России, чем на справедливое решение в отношении подсудимых. Апостол Павел связывает страх с рабским состоянием человека: «Вы не приняли духа рабства, чтобы опять жить в страхе» (Рим. 8.15), а апостол Иоанн писал: «В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение; боящийся не совершенен в любви» (1 Ин. 4.18). На запугивании нельзя построить общество свободных, любящих друг друга людей.

«Обзор» пообщался с одним из подписавших его священников – настоятелем Свято-Духовского мужского монастыря Волгограда игуменом Гавриилом (Куликовым) о том, почему он оставил свою подпись:

Отец Гавриил, письмо подписали многие известные московские священники, в том числе еще с советских времен ведущий правозащитную деятельность отец Александр Борисов, священники Московской патриархии, служащие зарубежом. А почему вы, служа в провинции, не смогли пройти мимо?

Мне понравилась позиция, которую заняло составившее письмо духовенство. Как сказано в нем – каждый подписывает сам за себя, это голос пастырей, которые не смогли промолчать в конкретной ситуации. Думаю, это возможность для рядового духовенства, не только столичного, но и провинциального, проявить нравственную позицию. Церковь сегодня почему-то активно загоняется в некий религиозный или даже этнографический уголок – говорите про свое, про Евангелие, а по всем остальным вопросам не смейте выступать. Как будто мы не граждане, имеющие право на мнение по разным вопросам общественной жизни с позиции веры. Собственно, поэтому счел необходимым присоединиться к письму.

Патриарх Кирилл, игумен Гавриил (в центре) и глава Волгоградской митрополии митрополит Герман

vk.com/страница Гавриила (Куликова)

Но после открытого письма священников прозвучала и другая позиция – как административных представителей Церкви, так и консервативно настроенных православных публицистов. Где здесь голос Церкви? Какая из групп его выражает?

Голос Церкви это не только иерархи, это сам народ. Подчеркну, что мы обращались не от имени полноты Русской Православной Церкви, это личная позиция каждого из подписавших письмо.

Церковь едина по своей вере, но в других вопросах внутри нее может существовать разномыслие – нет ничего криминального, различия во мнениях это нормально.

На самом деле Церковь призвана заботиться обо всех, в том числе и справедливо осужденных. Например, ведется огромная работа в следственных изоляторах и колониях – священники посещают осужденных, беседуют, укрепляют их. Они не призывают распахнуть ворота колоний и всех выпустить, мы говорим о милосердии и человеческом отношении к этим людям. Уверен, что обращение священников нельзя политизировать, главное в нем – не политика, а призыв к милосердию.

– Священнику в этом плане легче озвучивать позицию чем епископу, который по статусу связан некими обязательствами?

Вопрос, скорее, к совести верующего человека, чем к положению общественному или иерархическому. При этом епископ все же полномочный представитель церковного руководства, он по статусу действительно обязан придерживаться некой официальной линии. Поэтому священник, наверное, более независим в комментировании общественных процессов.

Почему ситуация с приговором Устинова вызвала такой резонанс, ведь несправедливые и жестокие приговоры выносятся по всей стране регулярно?

К сожалению, на наших глазах вопиющая несправедливость превращается в некую систему. Это действительно не единичный случай, не эксцесс, не результат судебной ошибки, у нас создается системный механизм запугивания. Данный случай стал каплей, всколыхнувшей все общество, частью которого являемся и мы – священники.

На то, что вы подписали обращение, последовала реакция священноначалия?

Нет, реакции я не получил. Если честно, в целом не ожидал такого резонанса.

А почему резонанс возник? Почему письмо священников удивило и СМИ, и общество?

Видимо, потому что люди не ожидали, что представители Церкви (причем не высшего руководства, а рядовые священники) вышли из искусственного загончика, который им традиционно отводится в последнее время, и осмелились говорить на резонансную тему.

Новостная рассылка

Вечернее письмо с самым интересным
за день. Без рекламы и спама

Смотрите также
Интересное за сегодня