Аналитика, Новости

Мэрский анализ. Главное из доклада КГИ о местном самоуправлении

27 июня 500

Каждый седьмой мэр в стране становится фигурантом уголовного дела

Только каждый шестой глава крупного города в России избран на прямых выборах, а доля женщин среди мэров не превышает 7%. Большинство глав – непубличные политики, строившие управленческую карьеру в команде губернатора или внутри органов местного самоуправления, при этом бывших силовиков в кресло мэра обычно не сажают. Эти и другие подробности местного самоуправления в России сегодня, 27 июня, представлены в рамках проекта Комитета гражданских инициатив «Муниципальная карта России: точки роста».

«Обзор» отобрал ключевые тезисы доклада и аналитику, в которой фигурируют главы городов из регионов Юга России.

Оказалось, что популярная в начале 2010-х практика разделения власти на мэра как политического представителя и сити-менеджера как опытного хозяйственника оказалась неэффективной. Так, с 2014 года доля сити-менеджеров снизилась с 57% до 39%, а доля глав муниципалитетов увеличилась с 43% до 61% соответственно. В стране не появилось профессиональное сообщество «управляющих городами», использование данной модели и в дальнейшем будет сокращаться.

Сейчас только 12% мэров избраны горожанами на прямых выборах. При этом в условиях повышения требований к уровню жизни и нарастания количества конфликтов, связанных с городской средой (застройка зеленых зон, утилизация мусора, транспортные проблемы) отмечен запрос на глав-политиков, имеющих коммуницировать с протестными группами и населением в целом.

Пахомов единственный на Юге России мэр в выборке КГИ, победивший на прямых выборах

twimg.com

– Система выстроена сейчас таким образом, что мэр в большей мере зависит от характера отношений с губернатором, чем от удовлетворенности жителей ситуацией в городе… Приведенные данные наглядно демонстрируют неутешительную динамику сворачивания института муниципальных выборов мэров городов и, соответственно, сокращения возможностей влияния жителей на самый близкий для них уровень власти, – отмечается в докладе.

Из попавших в выборку глав на Юге России единственным всенародно избранным оказался мэр Сочи Анатолий Пахомов. Остальные управленцы избирались депутатами из своей среды или предоставленных кандидатур.

Еще одна особенность – крайне малое число женщин на этом посту. Так, из 109 мэров крупных городов представительницами слабого пола оказались только восемь. Доля женщин в руководстве муниципалитетами при этом выросла с 1,8% в 2008 году до 7,3% в этом. На более консервативном Юге России это только мэр Симферополя Наталья Маленко.

Средний возраст вступления в должность мэра за десять лет практически не изменился: в 2008 году это 46 лет, в нынешнем – 47.

Кто же становится мэрами? За десять лет доля муниципальных чиновников, дослужившихся до этого кресла, выросла до 39%. На втором месте идут чиновники областной или краевой администрации (30%), далее – муниципальные депутаты (16%) и бизнесмены (14%). Примечательно, что бывших силовиков среди мэров немного (менее 2%), что объясняется совершенно другими задачами и сложностью управления городом, необходимостью принимать самостоятельные решения.

Среди городов, во главе которых за последние годы находились представители парламентской оппозиции, на Юге России выделяется только спутник Волгограда Волжский – в 2000-2009 годах им руководил избранный при поддержке КПРФ Игорь Воронин, а в 2009-2013 – Марина Афанасьева от «Справедливой России». С 2013 года Воронин вернулся в кресло мэра уже от «Единой России» и возглавляет Волжский до сих пор.

Карта уголовного преследования мэров за 2008-2019 годы

komitetgi.ru

В среднем по стране большая часть мэров работает два-три года (29%), а количество политических старожилов, возглавляющих городов более 11 лет, составляет только 10%. При этом город Нальчик вошел в число пяти российских региональных центров, где за 2008-2019 годы сменилось шесть мэров, что свидетельствует о нестабильности муниципальной власти.

Самая большая категория – 55 человек (21%) с позиции мэра переместились в региональные исполнительные органы власти. Из них чуть больше 40% стали вице-губернаторами, 11% возглавили региональные министерства, а 12 мэров стали главами регионов.

Ряд мэров перешли с муниципального сразу на федеральный уровень, став депутатами Госдумы. Из регионов Юга России это Сергей Баженов (Астрахань), Владимир Евланов (Краснодар), Владимир Синяговский (Новороссийск) – все они являются действующими парламентариями.

Отдельная категория – оказавшиеся на скамье подсудимых и получившие реальный срок главы. Среди попавших в выборку глав таких 15%. В докладе перечисляются Михаил Столяров (глава Астрахани в 2011-2013 годах, получил девять лет), Сергей Дзантиев (глава Владикавказа в 2009-2015 годах, находится в федеральном розыске), Саид Амиров (мэр Махачкалы в 1998-2013 годах, получил пожизненное), Муса Мусаев (мэр Махачкалы в 2015-2018 годах, получил четыре года), Геннадий Бахарев (мэр Симферополя в 2014-2017 годах, под следствием), Игорь Бестужий (глава Ставрополя в 2011-2012 годах, получил девять лет), Владимир Прасолов (мэр Таганрога в 2012-2016 годах, получил год) и Игорь Медведев (возглавлял Шахты в 2015-2018 годах, под следствием). Как и в Махачкале, два главы Элисты оказались фигурантами уголовных дел. Это Окон Нохашкиев (2016-2019, под следствием) и Радий Бурулов (2008-2008, дело прекращено).

– Большое количество уголовных дел, возбужденных в отношении мэров крупных городов, можно трактовать и как эффективную борьбу с коррупционными проявлениями, и, в отдельных случаях, как признак внутриэлитных конфликтов и давления на действующих мэров, – отмечают авторы доклада Комитета гражданских инициатив.

 

Новостная рассылка

Вечернее письмо с самым интересным
за день. Без рекламы и спама

Смотрите также
Интересное за сегодня