Новости, Общество

Мамин срок

9 июля 2818

37 малышей живут вместе с осужденными мамами в усть-лабинской колонии

Побеленный забор и мотки колючей проволоки. Изнутри между ним и самой зоной «запретка» – несколько приграничных метров до свободы, которые запрещают фотографировать. Даже вальяжно разгуливающие по плацу голуби сторонятся этой безжизненной полосы. Сдаю на КПП паспорт и телефоны, захлопывается одна стальная решетка, вторая, и я оказываюсь на территории женской исправительной колонии № 3 под Усть-Лабинском.Помимо тысячи осужденных от 18 и до 84 лет здесь находятся родившиеся уже в неволе мальчишки и девчонки.

От основной зоны Дом ребенка отделяет кирпичный забор. За ним двухэтажное здание, напоминающее советский детсад – в коридорах стенды с аппликациями и фотографиями, на улице парочка горок, песочница, деревянный паровозик, качели. Сегодня в колонию приехали волонтеры из Краснодара – ребята проведут развлекательную программу и раздадут малышам подарки. В ожидании гостей крохи возятся на зеленой площадке, тут же на скамейках расселись мамы в коротких клетчатых халатиках и белых косынках.

В третьем поколении

Дом ребенка при ИК-3 существует больше 40 лет. До недавнего времени он оставался единственным подобным учреждением на юге России, ближайшие находились в Нижнем Новгороде, мордовском Саранске и Можайске, но в 2011 году еще один – для мам, приговоренных к строгому режиму – открыли в Азове.

В Доме ребенка вместе с мамами живут малыши до трех лет

Андрей Кошик

Практически все прибывают сюда уже глубоко беременными: считается, что будущее материнство может разжалобить судью и тот вынесет более мягкий приговор. Несколько лет назад в колонию по этапу прибыла гражданка Азербайджана с сыном Эльтуном, который первые одиннадцать месяцев провел вместе с мамой в следственном изоляторе – помимо сокамерницы и пары сотрудников ФСИН он никого не видел и поначалу боялся посторонних.

Часть осужденных беременеют на длительных свиданиях. Малыши появляются на свет в районном роддоме, в свидетельстве о рождении указан просто город Усть-Лабинск. Правда, встречают их без шариков и шампанского – новорожденного в сопровождении педиатра привозят обратно на служебной «Волге», а роженицу в автозаке.

Сегодня в Доме ребенка 38 мальчишек и девчонок. Еще в начале 2000-х крох было в три раза больше. В опустевших комнатах три года назад поселили мамочек. Таких привилегированных мест всего восемь, поэтому претенденток на совместное проживание отбирает комиссия, для которой главный критерий – необходимость грудного вскармливания. Учитываются также характеристика осужденной и вредные привычки. Обязательное условие – бросить курить. Сотрудники рассказывают, что однажды застав тайком курящую маму, заменили ее на другую. Остальные живут в общежитиях на территории зоны, но четыре часа в день – с 8 до 10 и с 17 до 19 – могут побыть с ребенком. Правилами такие встречи не регламентированы, поэтому некоторых на них не дозваться, а другие во время прогулки больше болтают с такими же подругами.

Встречаются здесь и целые династии: несколько женщин выросли в этом Доме ребенка, когда их мамы отбывали наказание, а повзрослев оказались здесь уже в роли осужденных и родили сами.

«Мамой для них мне уже не стать»

– Это второй сын, старшему семь лет. Вопрос – оставлять малыша или нет? – вообще не стоял, он желанный. Поэтому колоссальной оказалась помощь Дома ребенка. Здесь они обеспечены не только игрушками, одеждой, в общем в материальном плане, но и мам учат общаться с детьми. Попав сюда осознала, сколько недодала старшему сыну и пытаюсь восполнить это чувство вины перед младшим, – рассказывает 29-летняя Анна Т.

Сотрудники Дома ребенка замечают: материнство делает осужденных мягче

Андрей Кошик

Молодая женщина с детским бесхитростным взглядом на пол-лица, простеньким алюминиевым  крестиком и витиеватой татуировкой на латинском «Dum spiro, amo atque credo» осуждена по самой распространенной здесь ст. 228 УК РФ – наркотики. Начало срока – ноябрь 2015-го.

– Восемь лет, конечно, пугают. Когда задумываюсь о будущем, кажется, так далеко эта цифра – 2023 год. Столько времени потеряно, а отрезок жизни здесь я считаю потерянным. Выйдя на свободу придется столько наверстать, учиться заново, – делится осужденная. – Самым тяжелым оказалось привыкнуть к ограничению свободы. Дома так не ценишь минуты общения с родными, можешь не взять трубку, пропустить разговор с близким человеком. В колонии каждое письмо, каждый звонок на вес золота. Как только получила возможность общаться по телефону, звонила маме чуть ли не каждый час – особых новостей, как вы понимаете, не происходит, ничего не меняется, просто хотела услышать голос с воли.

Аниному сыну чуть больше года, через две недели его заберет из колонии свекровь. Вместе с целой коробкой “приданного”: сделанными на круто замешанном тесте отпечатками ладошек и ступней, бережно оформленным дневником мамы, первыми рисунками на разворотах старых обоев.

Вообще малыши могут жить с мамами в исправительном учреждении до трех лет. Если же до освобождения еще долго, их отдают в обычный интернат или под опеку родственникам.

У 40-летней Елены Ш. это третий ребенок, старшим сыну и дочери 15 и 16 лет. Наказание отбывает второй раз, уже беременной переведена в Краснодарский край из Карелии. Статья – умышленное причинение тяжкого вреда здоровью.

– Воспитывалась в очень правильной семье, смотрела на осужденных с отвращением пока сама здесь не оказалась. Мама, школьный учитель, была после приговора в шоке. Несмотря на проведенные в колонии годы до сих пор удивляет, как человек может так легко обманывать, предавать. Думала, сама стану здесь жестче, перестану верить людям, но осеклась – это плохое качество, боюсь, оно отразится и дома, поэтому стараюсь стать щедрее, – признается Елена. – Больше всего, конечно, скучаю по старшим детям. Они выросли не видя меня. Раньше с дочкой чаще переписывались, откровенничали, а теперь вижу, как она отстраняется. После освобождения хочу стать им другом, потому что вставлять свои права матери уже не получится, мамой в полном смысле слова для них мне не стать, слишком многое у них прошло, когда меня не было рядом.

В однообразии будней за колючей проволокой и мамам и малышам не хватает ярких эмоций. Праздник от волонтеров раскрасил этот день

Андрей Кошик

Научиться любить

Психолог Дома ребенка Марина Суровцева признается: практически все женщины начинают с того, что помощь им не нужна, сами знают, как воспитывать. А когда сталкиваются с первыми трудностями, в тайне от других приходят за советами, просят переписать детские стишки и колыбельные. Некоторые даже привычных ласковых слов подобрать не могут. В кабинете психолога висит «дерево ладошек» – мамы обводят ручку ребенка на бумаге, вырезают ее и на каждом пальчике пишут ласковое обращение к сыну или дочурке, начинающееся на буквы их имени. С этим возникают проблемы, ведь детство большинства было непростым, в их семьях не дарили подарков и не встречали праздники. Другие стесняются эмоционально раскрыться в присутствии «граждан начальников».

– Осужденная учится быть мамой, сама зачастую не зная материнской ласки, – подводит психолог. – Приходится восполнять, в том числе, их упущенное детство. Есть и другая проблема: мама приводит малыша и говорит – занимайтесь, а сама сидит как посторонний наблюдатель. Стараемся увлечь ее, чтобы она почувствовала личностную связь с ребенком, смогла ее адекватно выразить. Важен пример других, если появится «звездочка», которая начнет заниматься с малышом, вести материнский дневник, играть с ним, смотря на нее остальные по принципу «чем я хуже?» подтянутся.

Для закрепления этого женщинам, например, предлагается нарисовать кроху уже взрослым. И если на большинстве изображений схематичные фигурки водителей, врачей, моряков, боксеров, то некие выражают надежду на жизненное благополучие как умеют, старательно выводя увесистые цепи и кольца. В архиве Дома ребенка еще один рисунок на котором грабитель убегает от дымящегося грузовика и магазина с табличкой «Скиф» – кто-то видит будущее сына таким.

Малыши – мальчуган с озорным прищуром глаз-угольков, белокурая девчушка с пышными бантами, застенчивая смуглянка и похожий на гномика лопоухий парнишка – недоверчиво смотрят на постороннего человека. Живя в замкнутом пространстве, они почти не видят мужчин, не знают, что такое магазинные полки с вкусняшками и свободная прогулка. Всему этому им предстоит удивляться, когда вместе с мамой окажутся по ту сторону колючей проволоки.

Новостная рассылка

Вечернее письмо с самым интересным
за день. Без рекламы и спама

Смотрите также
Интересное за сегодня