Законны ли заборы, закрывающие доступ на берег Карасунов?

13 июля, 15:44
21193

Согласно Водному кодексу РФ, каждый гражданин вправе иметь бесплатный и свободный доступ к водоемам общего пользования.

Законны ли заборы, закрывающие доступ на берег Карасунов?

Однако в случае с Карасунскими озерами, цепочкой протянувшимися через пол-Краснодара, ситуация не столь однозначна. Разберем ее на самом ярком примере.

Вода разной степени доступности

В Краснодаре есть водоемы, почти идеально адаптированные для того, чтобы вокруг них можно было прогуливаться, получая удовольствие. Например, восточный Карасун Калининской балки (это то из озер, что побольше, внутри треугольника, очерченного улицами Старокубанской, Трамвайной и Селезнева). Или примыкающее к стадиону «Кубань» Верхнее Покровское озеро, на северном берегу которого в 2020-м мэрия открыла по-модному оформленную набережную — Дмитриевский сквер.

Есть водные глади, обустроенные наполовину: это когда 50% набережная, а другие 50% — не предназначенный для прогулок крутой берег или гаражи. Примеры — Нижнее Покровское озеро, западный (малый) Карасун Калининской балки, недавно открытый для посещения пруд Круглик.

Еще есть 9 из 11 Пашковских Карасунов (а именно все, за исключением двух микро-прудов, ближайших к ТЭЦ). После дноуглубительных работ 2004-05 годов эти озера стали значительно уже в размерах и метров на 15-20 отступили от задних дворов прилегающих частных участков. Теперь вокруг них можно гулять, нигде особо не удаляясь от края воды. Обустроенной набережной это не назвать, но там красиво, и люди любят там бывать.

Но есть еще один Карасун — большой, удобно расположенный, с прекрасным рекреационным потенциалом. Вот только потенциал этот используется едва ли на четверть от возможного. А на остальном протяжении на берегу или всё сильно запущенно, или туда вовсе не попасть — в двух местах (по разу на северном и южном берегу) подходы к воде ограждены неприступными заборами. Мы говорим об озере за Кубанским госуниверситетом.

У этого Карасуна есть адаптированный для прогулок северо-восточный угол берега… и, собственно, на этом всё. На северном берегу эта набережная быстро упирается в забор, начиная огибать который, вы попадаете то ли в лунный, то ли в инфернальный пейзаж: «убитая» грунтовая проезжая часть для тяжелой техники, строительный мусор, задворки гаражного кооператива. За забором идет стройка — весной 2022-го после дюжины лет простоя возобновилось возведение 25-этажки с треугольным верхом. Вскоре строительный забор сменится оградой более цивильного вида — за ним находится территория другой такой же 25-этажки, давно сданной в эксплуатацию. (Внутрь, впрочем, попасть несложно — надо просто зайти со стороны набережной.)

На южном берегу не менее печально: задворки гаражного кооператива, потом дикий берег, еще более мрачные гаражные задворки… А дальше вы упретесь в забор, который не пустит вас на восточную набережную — чтобы туда попасть, придется возвращаться, сделав крюк.

«Обзор» разузнал, законно ли перегораживать доступ к воде заборами и что рядовой гражданин может сделать для того, чтобы этих преград не стало.

Самое важное отличие озера от пруда 

Юрист Игорь Шибалкин для начала предлагает разобраться, что именно мы называем «забором». По его словам, от ответа на тот вопрос зависит, в какое именно ведомство лучше обращаться с жалобой.

— Если преграда выглядит, как куча мусора, то достаточно обратиться в администрацию внутригородского округа. Тогда просто приедут коммунальные службы и уберут его. Если это забор вокруг стройки, то о его законности надо узнавать в Департаменте архитектуры и градостроительства. Если забор ограждает придомовую территорию, то это вопрос Департамента муниципальной собственности и Управления по жилищным вопросам. Правда, они могут вмешаться, только если перегорожен важный сквозной проезд.

Игорь Шибалкин
депутат городской Думы Краснодара, юрист

Есть и универсальный совет — обращаться в Управление муниципального контроля. Им можно позвонить по телефону

8 (861) 218-91-30

или написать электронное письмо через онлайн-приемную.

Мы решили совместить оба способа. Сначала написали е-мейл (запросив ответ обычной почтой), а потом позвонили.

Специалист ответил нам, что поступившие онлайн обращения граждан регистрируются в течение суток. Далее выясняется, о каком кадастровом участке идет речь, и в зависимости от этого определяется, в какую инстанцию переадресовать задачу. По нашему вопросу, предположил собеседник, скорее всего, будет привлечена геодезическая служба, поскольку понадобится определить, на каких кадастровых участках расположены заборы.

Ответ, по его словам, мы получим в течение 30 дней. Если какие-либо незаконные временные конструкции отыщутся на муниципальной земле, то обходиться с ними будут согласно постановлению администрации города №650. (По окончании разговора мы загуглили это постановление — у него впечатляющее название: «Об утверждении Порядка обращения с временными конструкциями, размещенными на территории муниципального образования город Краснодар с нарушением порядка предоставления и/или использования земельных участков, установленного действующим законодательством РФ, либо правил благоустройства муниципального образования город Краснодар».)

— Если водоем официально считается озером, то по закону вокруг берега должна быть 50-метровая водоохранная полоса, где запрещена застройка. Вот только Карасуны зимой 2020-го признали прудами — водоемом искусственного происхождения. Мэрия тогда очень грамотно настроила общественное мнение: как только Карасунские озера переведут из федеральной собственности в муниципальную, то мы сразу там все прекрасно обустроим. А на деле получилось так, что теперь частники могут занимать участки, примыкающие к воде вплотную. И если собственник не соблаговолит открыть доступ к воде для всех, то на него никак не повлиять.

Виталий Солонченко
Заместитель координатора общественного движения "Помоги городу"

Что касается Карасуна за КубГУ, то нам недавно удалось вполне законным образом убрать один забор на южном берегу, — рассказывает еще один представитель движения «Помоги городу», Елена Шувалова. — А вот на соседнем участке ничего не получилось. Видимо, там у собственника гаража, который огородил себе персональный выход к воде, нашлись какие-то аргументы, чтобы его оставили в покое.

Также Елена рассказала о том, что ей доводилось слышать об опасениях жителей многоэтажек на берегу университетского Карасуна: мол, если убрать забор между восточным берегом и гаражами, то южный берег станет пристанищем маргинальных личностей.

— Поэтому в идеале надо всё в комплексе делать, — заключает Шувалова. — Убрать забор и сразу же облагородить территорию. Вот только пока участок берега не отмежеван в муниципальную или федеральную собственность, вести там какие-либо работы за счет бюджета невозможно.

Елена Шувалова
Основатель и координатор движения "Помоги городу"

Внезапный хэппи-энд

Через 12 дней после того, как мы отправили жалобу на карасунские заборы, нам пришел ответ — обычной почтой, на двух листах.

В письме сообщалось, что «муниципальный инспектор земельного контроля выехал на место без привлечения специалистов геодезической службы и установил, что на северной стороне забор находится в пределах кадастрового участка, выделенного под строительство жилого многоэтажного дома».

А вот на южном берегу произошел незаконный захват муниципального участка. И теперь, согласно постановлению мэрии №8571 от 21 ноября 2014 («О перемещении самовольно размещенных временных конструкций, установленных на территории муниципального образования Краснодар») перед городской «Службой спасения» поставлено задание произвести демонтаж забора «в последующие периоды».

В переводе на простой язык, забор на северном берегу ограждает стройку законно. А вот ограду на южном берегу приедут срезать сотрудники МЧС. 

Остается надеяться, что после демонтажа забора на уютную набережную на восточном берегу университетского Карасуна не хлынет поток маргиналов из мрачных гаражных задворков. 

Тимур Рыжков

Новостная рассылка

Вечернее письмо с самым интересным
за день. Без рекламы и спама

Интересное за сегодня