Отмена болевым приемом

29 марта, 20:03
853

Новости об отмене того или иного культурного мероприятия по жалобе группы возмущенных граждан давно стали обыденностью в России. При этом Республике Дагестан удается исправно поставлять в эту заезженную рубрику сюжеты, которые гремят на всю страну.

Отмена болевым приемом

Мы составили хронику того, что, как и когда отменяли в Дагестане под давлением общественности.

 

Фетва против голубой луны

Запрещать и «не пущать» в Дагестане начали одними из первых в РФ — не менее 14 лет назад.

В марте 2007-го Духовное управление мусульман Дагестана (ДУМД) опубликовало перечень из 21 пункта — имамы перечислили артистов и ансамбли, которым следует «серьезно подумать, прежде чем включать в свой гастрольный список Махачкалу».

Реестр получился весьма пестрым как в самом прямом смысле (Киркоров, Леонтьев, Пенкин, Сердючка), так и в жанровом: наряду с «ТаТу» и «ВИА Грой» в нем оказались «Агата Кристи», «Новые русские бабки» и «Коррозия металла».

«Дагестанцы в основной своей массе воспринимают [это] не как творчество, а как вызов своим ценностям —последнее, прежде всего, относится к тем, кто воспевает «голубую луну» однополой любви», гласил официальный комментарий председателя Совета имамов Махачкалы Магомед-Расула Саадуева.

Корреспонденту «Российской газеты» удалось выяснить, что к моменту публикации списка ДУМД уже провел «воспитательные беседы» с большинством местных продюсеров и организаторов мероприятий. И уже тогда без лишней шумихи были, как минимум, два концерта — группы «Рефлекс» и участников «Дома-2».

 

«Кровавое воскресенье»

В 2008-м общественные деятели Дагестана взялись за рок-музыку.

«Рок-культуре в Дагестане всегда были не особенно рады», — рассказывает сайту «Молодежь Дагестана» Руслан Алиев, ударник группы The High One. — «Но до осени 2008 года угрозы не имели религиозной подоплеки».

По мнению музыканта, все изменилось к худшему, когда The High One решили широко разрекламировать свой концерт на юрфаке ДГУ.

«[Анонсы были] по радио, по телевидению, афиши в маршрутках и по всему городу», — говорит Руслан. — «В итоге во многих мечетях имамы начали говорить прихожанам, что рок-концерт срочно нужно запретить. Собралась огромная толпа агрессивно настроенной молодежи. Докапывались до всех выходящих из зала, парней били. Одному музыканту сломали руку. Полиция никакой помощи не оказывала. Концерт получил название «Кровавое воскресенье», была даже статья про это в газете».

После этого рок в Махачкале надолго ушел в подполье. Местным группам сейчас то удается провести концерт без эксцессов, то нет. Залог успеха — не упоминать в афише слово «рок», которое для блюстителей общественной морали служит сигналом к атаке.

Так, группа Invincible 8 июля 2018-го спокойно отыграла концерт в Кизилюрте, а две недели спустя, 22-го, их выступление в Махачкале отменили из-за угроз религиозно ориентированного блогера исы Хаджи Гамзатова, который, стоя посреди кладбища, записал видео с назиданием «не разводить нечисть в республике».

 

Список стоп-слов

Очевидно, что «рок» — далеко не единственное стоп-слово для массовых мероприятий в Дагестане.

Так, 7 ноября 2016 в Махачкале со скандалом отменили концерт Flos Florum, ансамбля готической музыки из Екатеринбурга. «Это не соответствует нашей религии, морали, устоям», — возмущался Абдулгамид Гаджиев, главный редактор сайта IslamDag.ru. — «Сегодня к нам приедут приверженцы готов, а завтра приверженцы геев захотят тут парад свой провести

В том, что в случае Flos Florum слова «готическая музыка» означают средневековые струнные квинтеты, Гаджиев разбираться явно не пожелал.

И говоря о стоп-словах, конечно, нельзя обойти вниманием запрет на прокат фильма «50 оттенков серого» в феврале 2015-го.

Чисто дагестанской акцией этот запрет будет считать неверно, несмотря на то, что в нем активно участвовали местное Духовное управление мусульман и Комитет по свободе совести республиканского правительства. Первыми здесь оказались Чечня, Ингушетия и Северная Осетия — там фильм с проката сняли на неделю раньше.

 

Паназиатская угроза устоям

Почти все, что в Дагестане отменяли с 2016-го по 2018-й, объединено весьма неочевидным свойством — азиатским происхождением «культурной угрозы».

В начале августа 2016 года махачкалинский кинотеатр Cinema Hall отказался предоставить площадку для индуистского фестиваля красок Холи — после появления в интернете многочисленных угроз в адрес потенциальных участников.

Ноябрь 2018-го ознаменовался отменой фестиваля любителей японской анимации «AniDag». Шесть лет до этого фестиваль проходил без эксцессов, но на седьмой в дело вмешался кавээнщик Эльдар Иразиев. «Буквально в эти часы в Аварском театре города Махачкалы проходит так называемый фестиваль неформалов (нефоры). Те, кто молчит в протесте против разврата в Дагестане, хавайте дальше, не за горами фестиваль геев и трансвеститов», написал Иразиев в своем инстаграме. И почти сразу удалил этот пост, однако у театра уже собралась большая толпа, которая устроила беспорядки и сорвала мероприятие. Прибывшая полиция задержала только одного человека — одного из организаторов «AniDag» Саиду Тучалову, которая допоздна давала в участке объяснения.

Стоит, впрочем, отметить, что в следующем году был арестован и осужден на два года условно за призывы к экстремизму Ахмад Исрапилов, администратор онлайн-сообщества «Имамат Дагестана» — в майках с такой надписью были многие в толпе, сорвавшей аниме-фестиваль.

А в декабре 2018-го настала пора дать отпор корейской культуре. Под раздачу попал все тот же Cinema Hall, которому пришлось отменить прокат фильма-концерта «Love Yourself» о кей-поп-группе BTS.

 

Борьба обретает лицо

В сентябре 2018-го дагестанская «культура отмены» обрела нового лидера, да какого! Если ранее к защите устоев взывали муфтии, кавээнщики и региональные депутаты (член Народного собрания Северной Осетии Дзанболат Тедеев в апреле 2017-го добился отмены концерта Ольги Бузовой), то теперь на авансцену вышел персонаж поистине мирового масштаба, человек, который может позволить себе игнорировать Рамзана Кадырова. Речь о многократном мировом чемпионе по боям без правил Хабибе Нурмагомедове.

Махачкалинские концерты Егора Крида (4 сентября 2018) и Тимати (8 сентября 2018) были сорваны по хорошо обкатанной в регионе схеме — после шквала угроз в соцсетях незадолго до назначенной даты. После этого Хабиб решил прокомментировать случившееся в своем инстаграме словами «невелика потеря». Тимати это, по-видимому, задело, и он вступил в публичный спор с борцом, заявив, что никто не вправе указывать ему, где проводить концерты, а где нет. Спортсмен в ответном видео назвал Тимати и Крида «чертями», «петушарами» и поклялся, что «каждая тварь ответит за свои слова». После этого Крид удалил свой аккаунт в инстаграме, Тимати написал: «Я был о тебе лучшего мнения, удачи в предстоящем бою», а в дискуссию неожиданно вмешался друг артиста Рамзан Кадыров. «Давайте жить дружно, любимые мои дагестанцы!», — написал президент Чечни, но ответа от Нурмагомедова не последовало. Несложно понять, кто вышел моральным победителем из данной ситуации и насколько окрыленными себя почувствовали ревнители дагестанских традиций, обретя такого бескомпромиссного и смелого соратника.

С тех пор Хабиб успел раскритиковать концерт HammAli и Navai (правда, уже постфактум) и добиться отмены спектакля «Охота на мужчин» в феврале 2019-го.

А в марте 2021-го Нурмагомедов присоединился к кампании, начатой против певца Моргенштерна еще одним бойцом чемпионата ММА, Александром Шлеменко. «Саша, все правильно. Ценности поменялись, и самое страшное в этом — дети. Очень надеюсь, что появится у нас в стране какой-нибудь дисциплинарный орган, который будет курировать и чистить эту всю грязь с экранов», — заявил Хабиб в своем инстаграме.

 

Мнение социолога

«Дагестанское общество все еще находится в процессе формирования, устаканивания, а потому содержит в себе большое количество полярных групп». — рассуждает Расул Абдухлаликов, аспирант факультета социологии Европейского университета в Санкт-Петербурге. — «Культурное пространство становится для этих групп настоящим полем борьбы за ценности. Нормального диалога между ними нет. Плюс Дагестан еще и многонациональная республика, что тоже накладывает свой отпечаток. Отсюда — бесконечные споры, что считать правильным и как это «свое» защитить, постоянная критика и аниме, и корейской культуры, и вестернизации, и одновременно арабизации. Плюс разрыв между поколениями, когда дети начинают интересоваться тем, что, по мнению взрослых, является неправильным. Все это вызывает у людей определенный страх, а страх часто порождает агрессию.

Но даже в среде радикальных традиционалистов эта тема идет на спад. Многие моноэтничные активистские тусовки сейчас отказываются бороться с «нефорами», потому что в принципе против насилия, потому что бычье в Дагестане не любит практически никто».

Сергей Бурцев

Новостная рассылка

Вечернее письмо с самым интересным
за день. Без рекламы и спама

Интересное за сегодня