Новости, Политика

Служанка режима. Как устроен рынок «мониторинга общественного мнения» Юга России

28 сентября 1437

Готова ли южная власть услышать о себе правду?

Власти регионов ЮФО и Северного Кавказа ежегодно тратят миллионы рублей на, якобы, изучение общественного мнения. Соответствующие тендеры регулярно публикуются на официальном сайте госзакупок, причем замеры проводятся на самые разные темы от влияния идеологии терроризма и рейтинга Владимира Путина до бытовой коррупции и доверия к СМИ.

Результаты региональных социологических исследований зачастую недоступны общественности, они готовятся для обитателей высоких кабинетов. Если заказчик опроса фактически единственный его читатель, перед организаторами исследования стоит искус представить ожидаемые им результаты. Тогда зачем тратить бюджет?

Политолог Антон Чаблин согласен с тем, что сегодня в России происходит консервация политического режима и обстакуляция или сгущение социальных процессов.

– Власть дистанцируется от общества, а их коммуникация подменяется симулякрами.  Чиновникам комфортнее существовать в мире симулякров. Логика их такова: прошедшие 13 сентября выборы продемонстрировали поддержку власти, так зачем тратить ресурсы на какую-то социологию?! Подобный консенсус устраивает и общество, становящееся все более абсентеистским, – отметил собеседник «Обзора», – Оттого соцопросы становятся все более сервильными, политическая экспертиза – лоялистской, и даже экономика и правоведение (самые «строгие» из социогуманитарных дисциплин) – выхолощенными. Ведь ни у власти, ни у общества практически нет запроса на существование объективного «зеркала» действительности. И ситуация будет только ухудшаться. 

От 40 рублей и ниже

Руководитель одной из крупных организаций, занимающейся социологическими исследованиями в ЮФО, не столь категоричен: исследования в субъектах регулярно заказывают федеральные структуры, в том числе и близкие к администрации президента, им важна объективная картина и работают они только с проверенными исполнителями. В то же время местные тендеры часто выигрывают малоизвестные компании, поэтому чистоту их работы (при отсутствии опубликованных результатов) проверить невозможно.

Проведение полноценного социологического исследования – масштабная квалифицированная работа. Начиная от подготовки анкеты, обучения интервьюеров и заканчивая качественным анализом результатов. Каждый этап требует профессиональных знаний и навыков, провести такое исследование «на коленке» невозможно, – рассказывает эксперт. – Поэтому каждый этап достаточно затратный. Учитывая, что такие тендеры проводятся официально, помимо расходов компания обязана заплатить налоги, социальные и пенсионные выплаты, что удорожает проведение исследования.

Работа интервьюера в "поле"

leto-ag.ru

По словам собеседника, среднюю стоимость одной анкеты назвать сложно, ведь на нее влияет несколько факторов – охват территории, необходимость выезжать для опроса в отдаленные муниципалитеты, число респондентов. В любом случае, полагает социолог, она не может стоить (учитывая разработку методических материалов, работу «в поле», сбор и анализ анкет) менее 300 рублей за одного опрошенного.

Но в тендерах Юга России часто выигрывают компании, предлагающие цены значительно ниже. Причем зарегистрированы они, например, в Ивановской области или Подмосковье. Мы не утверждаем, что победители в реальности не проводят социологические исследования, но разброс цен заставляет задуматься. Вот свежие примеры:

Опрос общественного мнения о социальном самочувствии астраханцев и оценке ими деятельности органов власти обошелся областному бюджету в 285 тысяч рублей при изначально определенной цене в 460 тысяч. За эти деньги нужно опросить 1600 жителей, причем в 12 муниципальных районах и самой Астрахани, анкета должна содержать не менее 20 вопросов, а интервьюирование быть записанным на аудио. Исполнитель обязан предоставлять ежедневный полевой отчет и итоговый аналитический доклад с диаграммами в двух томах. При столь серьезных запросах стоимость одного анкетирования вышла в, порядка, 178 рублей.

Победителем стал ИП Блинов Александр Сергеевич из села Осыпной Бугор. Основной вид деятельности бизнесмена – производство теплообменных устройств, производство оборудования для фильтрования и очистки газов.

«Конкурсная документация экстремизм» – название вложения к тендеру № 0103200008620000022, проведенному министерством по национальной политике и делам религий администрации Дагестана. Задача – исследование по оценке эффективности профилактики экстремизма в республике. Нужно провести опрос не менее 600 респондентов в семи муниципалитетах, составить практические рекомендации для органов власти. Изначальная цена – 250 тысяч, победитель ООО «Ас-Холдинг» снизил ее в два раза или до порядка 200 рублей за одного опрошенного. Компания зарегистрирована в квартире в подмосковном городе Балашиха.

Считается, что заказанные Кремлем закрытые социологические исследования более объективны

ykt.ru

В Адыгее за 46 тысяч рублей заказали проведение мониторинга этносоциальной ситуации с четырьмя ежеквартальными социологическими исследованиями по 300 респондентов в каждом. Причем интервьюеры должны выезжать в районы республики, а итоговый аналитический отчет содержать выводы и рекомендации, написанные минимум кандидатами социологических наук. Опрос одного человека обойдется в 38 рублей. Победителем стала ИП Куприянова из Ивановской области. Она же за 53 тысячи рублей выиграла социологическое исследование по оценке деятельности правоохранительных органов в Севастополе.

Если результат власть не устраивает, пишут другой

В начале 2020 года администрация Севастополя заказала цикл из 11 социологических исследований «Положение дел в регионе». Темы – от социального самочувствия севастопольцев до оценки состояния межконфессиональных отношений. Согласно контракту, всего должны опросить 700 горожан или 60 человек по каждой теме. Учитывая, что население Севастополя составляет порядка 450 тысяч жителей, выборка крайне низкая и вряд ли сможет отразить реальные настроения севастопольцев. Изначально контракт оценивался в более 1,2 млн рублей, но победитель снизил цену в два раза – до 649 тысяч или чуть более 900 рублей за одного респондента. Кстати, победитель ООО «Имидж-Фактор» также из… Ивановской области.

Избирательная комиссия Ростовской области заказала тендер на социологические изучение электоральной активности. Опрос должен пройти в 32 муниципалитетах Дона, в анкете – не менее 40 вопросов, респондентов – минимум две тысячи. За 230 тысяч (стоимость одного анкетирования – 115 рублей) тендер выиграл ИП Корсунов Денис Анатольевич. Имя победителя полностью совпадает с данными бывшего вице-мэра Батайска, в 2014 году получившего условный срок за покушение на мошенничество.

Конечно, тендеры выигрывают не только малоизвестные в экспертном сообществе и СМИ предприниматели из других регионов, но и авторитетные федеральные центры. Например, тендер на изучение оценки населением общественно-политической ситуации во всех городских округах и муниципальных районах Дона за 4,9 млн рублей выиграл ВЦИОМ. Стоимость одного анкетирования (нужно опросить порядка 15 тысяч жителей, что является хорошей выборкой для субъекта) порядка 350 рублей. Низкую цену можно объяснить масштабами тендера.

Потратить 5 млн на исследование могут далеко не все. Например, администрация Белореченского района в Краснодарском крае в 2019 году заказала мониторинг восприятия уровня коррупции в муниципалитете. Техническое задание предусматривало опрос не менее тысячи местных жителей, в том числе 50 руководителей предприятий и бизнесменов. Победитель ООО «Стратегия» согласился сделать это за 48 тысяч рублей или 48 рублей за анкету. Самое удивительное, компания также зарегистрирована в Ивановской области и, вероятно, приезд группы социологов из другого региона мог стоить дороже.

Тендеры на исследования в ЮФО часто выигрывают компании из других регионов

svobodaslova.su

– Одной из важнейших черт российской социально-политической системы является подчеркнутое и с каждым годом все более подчеркиваемое отсутствие влияние народных настроений на действия власти. Это сказывается и на главном барометре данных настроений – социологии. Во всяком случае, социологии публичной, прослеживаемой по официальным тендерам и заказам на исследования. Смысл тратить на анкету больше тридцати рублей, если все это не более чем формальность? Да и готовность потратить в десять раз больше вовсе не говорит о желании заказчика получить реально адекватную информацию – возможно, дело лишь в финансовой помощи близкой по тем или иным причинам социологической конторе, – прокомментировал ситуацию в сфере общественного мониторинга политолог и публицист Станислав Смагин. – Порой на том или ином региональном или ведомственном уровне начинается игра в «прямую социологию» – демонстративное изучение настроений в соцсетях, электронные сервисы прямой связи населения и власти. Приструнить мелкого чиновника, завуча или участкового таким образом еще можно. Но чем выше статус объекта недовольства и чем масштабнее проблема – тем шансов меньше. За редчайшим исключением. То есть и прямая социология – либо совсем для галочки, либо для нечастой избирательной порки даже не козлов, а козлят отпущения.

Собеседник обращает внимание: получив в результате социологического замера не устраивающий ее результат, власти тут же стараются получить другой. Яркий пример: в 2019 году ВЦИОМ провел исследование, задав респондентам вопрос «Кому из политиков вы доверяете?». Президент Владимир Путин получил тогда лишь 31% доверия россиян. После этого методика была пересмотрена, вопрос изменили на «Скажите, пожалуйста, вы доверяете или не доверяете …?», после чего – через несколько недель после предыдущего результата – рейтинг главы государства резко подскочил до 72%. Здесь видно не только нежелание знать мнение общества, но одновременно и ответ ему – «вы высказали, что вы думаете, мы вас не услышали».

Социологию – с корабля политики

– При этом, конечно, во власти есть структуры и люди, занимающиеся реальной теневой социологией и устанавливающие не ласкающие ухо и глаз начальства сведения, а наиболее узкие и проблемные места («места» и в географическом, и в социальном смысле), требующие дополнительного административного внимания и «шлифовки». Смысл в том, чтобы не признавать народное недовольство публично, но фиксировать его и гасить разными способами (правда, устранением настоящих причин – в последнюю очередь). В такие структуры с помощью открытых тендеров не набирают, и их работу, если исходить из поставленных перед ними задач, работают неплохо. Точнее, работали. Все-таки вот эта двойная, а то и тройная социологическая бухгалтерия негативно сказывается на всех задействованных в ней сегментах, включая теневой, – констатирует Станислав Смагин. – Нужны они будут совсем уж для галочки, и заказчик с исполнителем вольны договариваться о любой цене, ибо результат очень мало на что влияет.

Но такой подход сказывается, прежде всего, на восприятии органами власти реальности. В 2019 году секретарь генсовета «Единой России» Андрей Турчак заявил, что его партия «жахнула всех» на выборах, при этом в ряде регионов единороссы продемонстрировали крайне низкий результат. В абсолютных цифрах эти провалы не так уж внушительны, но в российской ситуации для «партии власти» довольно болезненны.

– Для устранения форс-мажора, видимо, и введены несколькодневные выборные марафоны, на которых еще легче, чем раньше, достичь «туркменских» показателей, и окончательно отставить за ненужностью любую социологию, гласную и негласную. Поэтому теперь окончательно исчез или вот-вот исчезнет предмет спора, какой опрос качественнее – за 30 или 300 рублей/анкета. Нужны они будут совсем уж для галочки, и заказчик с исполнителем вольны договариваться о любой цене, ибо результат очень мало на что влияет.

 

Новостная рассылка

Вечернее письмо с самым интересным
за день. Без рекламы и спама

Смотрите также
Интересное за сегодня