Мнения, Новости, Политика

«Думаю, ингушский сценарий в Дагестане нереален»

16 апреля 4743

Известный общественник назвал главную проблему республики

Резонансное соглашение по административной границе между Ингушетией и Чечней, вызвавшее массовый протест в самой республике, с прошлой осени не сходит с новостных лент. Многотысячные митинги в Магасе, громкие обвинения Юнус-бека Евкурова, визит для переговоров с активистами главы Чечни Рамзана Кадырова и аресты последних дней – вот краткая хронология протеста ингушей. Сейчас уточнение административной границы происходит между Чечней и Дагестаном.

О том, повторится ли ингушский сценарий в Махачкале (учитывая, что уже дважды Чечня пытались без согласования изменить границу), что изменилось в Дагестане с приходом Владимира Васильева, почему чемпион UFС Хабиб Нурмагомедов взял на себя роль цензора и можно ли спасти запущенную Махачкалу «Обзор» обсудил с председателем Координационного совета НКО Дагестана Шамилем Хадулаевым.

Напомним, что во время недавней конфликтной ситуацией с пригородом Кизляра, когда чеченские власти изменили публичную кадастровую карту, именно Хадулаев связался со спикером парламента Магомедом Даудовым, после чего озвучил позицию Грозного журналистам.

Шамиль Мутаевич, работа по уточнению административной границы между Дагестаном и Чечней уже вызвала немало критики. Почему, имея перед глазами пример Ингушетии, представители двух республик не смогли в полной мере отладить механизм взаимодействия? Имею ввиду инцидент с окрестностями Кизляра и ваш разговор с Магомедом Даудовым?

Я бы не стал сравнивать данную ситуацию с ситуацией в Ингушетии, хотя, конечно, некоторая схожесть есть. У нас, в отличие от проблемы в Ингушетии, граница с Чеченской Республикой всегда была. А у Ингушетии и Чечни ее не было, так как во времена СССР они были одной республикой.

Но то, что механизм взаимодействия в проведении данной работы дал сбой, – очевидный факт. Дело в том, что комиссия Республики Дагестан зная, что впереди значительная часть 2019 года и целый 2020 год, подошла к работе не спеша. Видимо, это связано с тем, что в республиканском министерстве по земельным и имущественным отношениям произошли большие кадровые изменения и назначения. Думаю, это и привело к тому, к чему мы пришли. Время упустили, а наши соседи эту работу вели и были готовы разговаривать по всем участкам.

Шамиль Хадулаев и глава Чечни Рамзан Кадыров

vk.com/id32233920

А в целом, в Дагестане возможен ингушский сценарий – с многотысячными митингами?

Думаю, ингушский сценарий у нас нереален, и это связано с несколькими причинами. Ингушетия уже потеряла порядка 8% территории, а Дагестан ничего не потерял. Граница у нас есть, но она нуждается в уточнении, после чего будет видно, что от нас или от наших соседей уходит.

Спорные территории у нас исчисляются, может быть, несколькими сотнями гектаров, но никак не десятками тысяч, как между Ингушетией и Чечней. Плюс Дагестан по площади раз в пятнадцать больше Ингушетии. Наконец, Ингушетия является мононациональной республикой, там проще собраться под национальными лозунгами, а Дагестан является многонациональным.

Какие из ожиданий, которые были у вас со сменой главы в республике, еще не реализованы новой командой?

Люди ждут создания новых рабочих мест, но этого пока еще не происходит, а в некоторых секторах, наоборот, началось их сокращение. Речь идет, в том числе, и государственных структурах. Даже те рабочие места, которые официально появились, зачастую являются просто выведенными «из тени», они существовали и раньше, но сотрудники только сейчас начали работать «в белую».

С приходом Васильева началась масштабная антикоррупционная компания, новости о задержаниях министров – бывших и действующих – несколько месяцев не сходили с новостных лент. На ваш взгляд, эта кампания достигла реальных результатов? Удалось ли после такой зачистки изменить отношение к коррупции или с прекращением крупных «посадок» все возвращается на круги своя?

За время руководства республикой Владимира Васильева была сбита спесь с чиновников. Они стали более открытыми к людям, стали лучше работать. Коррупция пошла на убыль. Казнокрады стали бояться воровать, хотя еще рано говорить, что коррупция побеждена, потому что в некоторых направлениях она стала иметь завуалированные формы. Значительно потеряли свои позиции кланы, хотя они, думаю, ждут реванша и действуют латентно.

При этом новые кадровые назначения частенько народом не поддерживаются. Да и социально-экономические проблемы в Дагестане очень большие. Решать их необходимо в экстренном порядке.

Поборники традиционных ценностей и светских традиций должны найти в Дагестане общий язык

myseldon.com

На Северном Кавказе удалось сохранить альтернативные государственным структурам объединения социума. Частично это и местное самоуправление, независимые СМИ и религиозные деятели, реальных, а не только заседающих в президиумах, общественники. Во многих других регионах страны эти секторы практически зачищены, а в Дагестане они сохранились и достаточно активны. Почему?

Это связано с менталитетом горских народов, так как у нас всегда существовал джамаат (община), люди придерживаются норм Ислама. Есть уважение друг к другу и по национальным признакам, и по религиозным, существует политкорректность между различными представителями общества.

Махачкала, как говорят многие, последние годы развивалась без хозяйского глаза. И дело не только в хаотичной застройке. На ваш взгляд, какие шаги должен сделать новый мэр Махачкалы, чтобы начинать исправлять ситуацию. И вообще, возможно ли сделать Махачкалу пригодной для полноценной нормальной жизни горожан?

Махачкалу целенаправленно убивали и кардинально исправить ситуацию не сможет ни один мэр, какой бы он хороший не был. Слишком много проблем у города, на их решение нужны огромные средства, но муниципалитет в долгах. Хаотичная застройка привела Махачкалу в ужасное состояние, городские улицы – в пробках, экология на самом примитивном уровне. Вместо положенного минимума в 30% зеленые зоны Махачкалы едва занимают 5% от общей территории, множество вопросов к изношенной коммунальной инфраструктуре.

Глава Дагестана сбил спесь с чиновников, но многие системные проблемы остаются нерешенными

itrix-cdn.ru

Резонанс вызвала история с критикой Хабибом Нурмагомедовым сцены из спектакля «Охота на мужчин». До этого был не менее резонансный отмененный концерт Егора Крида, критика ночных клубов в Махачкале. По вашим ощущениям – это действительно желание сохранить традиции народа или все-таки элементы популизма?

Не думаю, что Хабиб Нурмагомедов нуждается в популизме. Дело в том, что доминирующую роль в Дагестане играют традиции норм Ислама. Сторонники же светского образа жизни также стараются отстоять свои права, считая, что ничего запрещенного в этих спектаклях, концертах и аниме-фестивалях нет. Обострение между этими группами людей бывают ожесточенными. Считаю, что и без Хабиба Нурмагомедова эти темы будут под постоянным контролем религиозных людей, конфликты никуда не денутся пока само общество не говорится «о правилах игры».

Какую нерешенную проблему сегодняшнего Дагестана вы считаете ключевой?

Главная проблема – безработица, отход государства от социальной политики и несоблюдение даже действующих законов. Проблема системная, в случае сохранения такой политики она приведет к социальному взрыву. Который чувствуется – он не за горами.

 

Новостная рассылка

Вечернее письмо с самым интересным
за день. Без рекламы и спама

Смотрите также
Интересное за сегодня