Аналитика, Мнения, Политика

«Элиты весьма комфортно чувствуют себя в сложившейся ситуации»

15 сентября 1137

Финансовая поддержка не даст элитам перейти в оппозицию из-за санкций

Прямые эфиры на «России-1», разошедшееся по мировым СМИ заявление о возможном наличии компромата на Трампа, актуальные комментарии в ведущих российских изданиях быстро сделали из Никиты Исаева одного из самых медийных отечественных политологов. Добавьте к этому аргументированность оценок лидера движения «Новая Россия» и директора Института актуальной экономики, до перехода к общественной работе занимавшего руководящие должности в ряде федеральных министерств.

«Обзор» расспросил федерального эксперта о том, как российские элиты будут реагировать на усиление западных санкций, какие ключевые риски перед регионами могут возникнуть накануне президентских выборов и что поможет Крыму развиваться в условиях экономической блокады:

– С начала экономического кризиса прошло уже три года. Как российские регионы в целом адаптировались к новым реалиям? Если говорить о динамике, что помогло им сохранить экономический потенциал, а что, наоборот, ускорило «проседание» отдельных субъектов?

– В целом большинство регионов России до сих пор находятся в депрессивном состоянии. Зависимость от финансирования из центра тормозит самостоятельное развитие, позволяя кое-как реализовывать только указы, спущенные сверху. Отсутствие личной ответственности руководителей за неудовлетворительные показатели также не способствуют развитию.

Лучше всего показывает экономическое здоровье региона, пожалуй, динамика реальных доходов населения. В большинстве регионов за последний год эта динамика отрицательная. В Вологодской и Тамбовской областях реальные доходы за последний год просели на 9,4% – кризис в самом разгаре. Если рассматривать федеральные округа, то ЮФО находится в числе аутсайдеров: доходы за год потеряли 1,3%, хуже дела только в Приволжском (-2,8%) и Уральском федеральных округах (-4,7%). В числе лидеров среди регионов по этому показателю неспроста находятся Республика Алтай: там местные власти смогли создать комфортные условия для развития пищевой промышленности, в результате чего инвестиции в основной капитал в первом полугодии 2017-го выросли на 47% по сравнению с первым полугодием 2016-го, а индекс промпроизводства вырос на 33%. Приморский край, к примеру, один из лидеров по объему федеральных субсидий в расчете на одного жителя, получает порядка 20 млрд рублей ежегодно, но по руководством губернатора Миклушевского от этого нет никакого прока – средства распыляются на заглохшие бесполезные проекты.

Рассорить элиты и президента, как в случае с Дональдом Трампом, санкциями вряд ли удастся

vesti76.ru

В ЮФО серьезным приростом инвестиций могут похвастаться только Крым и Севастополь, но там еще слишком много своих проблем. Наиболее развитые регионы ЮФО – Краснодарский край и Ростовская область пока очень сильно отстают по этим показателям.

– Насколько ощутимым для российской экономики станет недавнее усиление западных санкций? «Достаточно взглянуть на Дональда Трампа, который является де-факто нелегитимным президентом США потому, что он выбран вопреки мнению элиты» – недавно писала Латынина. Не нацелены ли санкции на то, чтобы настроить элиты против руководства страны и подвигнуть их к уже политическим действиям, защищающим активы на Западе?

– Усиление санкций в их нынешнем виде не окажет решающего влияния на настрой элит против руководства страны. Лояльность бизнес-элит регулярно поддерживается финансовой поддержкой их компаний в виде различных субсидий и налоговых льгот. В России связь между элитами и руководством страны чрезвычайно тесная, поскольку многие компании-гиганты имеют непосредственное госучастие. И вообще правительство сейчас открыто делает ставку на крупные компании, всячески задавливая малый и средний бизнес. Это прослеживается и в структуре распределения субсидий, и в регулятивной деятельности (достаточно вспомнить хотя бы зачистку банковского сектора, от которой выиграли только несколько крупнейших банков), и в заявлениях, подобных заявлению Грефа о том, что МСБ – это рассадник отмывания нелегальных доходов. Так что элиты весьма комфортно чувствуют себя в сложившейся ситуации.

– Никита Олегович, несмотря на регулярные заверения министров о стабилизации и даже определенном росте экономики, реальная жизнь порой говорит об обратном. Как бы вы оценили успешность антикризисных программ российского правительства и развития импортозамещения? Где здесь слабое звено?

– Оценить успешность антикризисных программ очень сложно, поскольку де-факто они попросту отсутствуют. Импортозамещение сработало только в некоторых отдельно взятых отраслях. Мы смогли себя обеспечить свининой и мясом птицы, например. А вот в большинстве остальных сфер, по-прежнему, сохраняется дефицит отечественной продукции. В 2017 году за счет более дорогого рубля показывает стабильный рост импорт: январь-июль показал прибавку в 27,6% по отношению к аналогичному периоду прошлого года. Как только появляется возможность – в Россию усиливается поток импортной продукции. Ни действия правительства, ни привлекательный для зарубежных потребителей курс рубля (по сравнению с тем, что был до кризиса) не позволили кардинально перестроить промышленность и наладить экспорт готовой продукции. В структуре экспорта, по-прежнему, топливо-энергетические товары занимают 66,5%. Слабое звено как раз заключается в отсутствии четкого антикризисного плана и стратегии развития обрабатывающей промышленности. Были только отдельные несогласованные и неэффективные меры. Например, шла борьба за рост урожая, но практически никого не волновало, что потом будет с этим урожаем – нет ни возможности хранить, ни реализовывать продукцию малых фермерских предприятий. Последнее очень важно для ЮФО с развитым сельским хозяйством.

Антикризисные меры правительства доказали свою неэффективность

fastpic.ru

– Весной 2014 года российское общество объединилось. Но сегодня поляризация, как кажется, более ощутима, чем до событий Русской весны. На ваш взгляд так ли это и почему?

– Весной 2014 года был общий идеологический подъем, но глобальных проблем общество еще не испытывало. Одной лишь идеей сыт не будешь. Скоро уже будет три года, как падают реальные располагаемые доходы населения. По опросам ВЦИОМ сейчас 39% населения денег хватает только лишь на еду, и то не всегда. Естественно, в таких условиях начинают возникать вопросы к эффективности работы правительства. Сейчас практически безоговорочным авторитетом обладает лишь институт президентской власти. В связи с этим поляризация мнений сильно зависит от уровня сытости и потребностей того или иного человека. Кто-то готов терпеть любые лишения, а кто-то справедливо считает, что работа правительства могла бы быть намного эффективнее и продуктивнее.

– От вопросов общефедеральных давайте перейдем к проблематике юга России. Краснодарский край лидирует в стране по госдолгу, который на сегодняшний день равен примерно 70% доходов региона. При этом возникла такая сумма как раз в период подготовки к Олимпиаде, а ее половина приходится на коммерческие кредиты. Ряд местных экспертов говорят о том, что сам регион проблему не решит, иначе придется отдавать для расчета с долгом весь годовой бюджет, но так как возник он из-за Олимпиады, должен подключиться федеральный центр. Какой выход вы видите из данной ситуации?

– Закредитованность регионов – повсеместная проблема, Краснодарский край, к сожалению, в этом не уникален. И дело не только в расходах на Олимпиаду. Такая ситуация сложилась во многом из-за реформы межбюджетных отношений, проведенной в свое время Алексеем Кудриным. Сейчас более половины налоговых поступлений регионов отправляются в федеральный бюджет. В результате регионы становятся зависимы от субсидий и дотаций из Москвы. Но это процесс не быстрый, да и объемы «возврата» не всегда можно достоверно спрогнозировать хотя бы на среднесрочную перспективу. Соответственно возникает потребность в дорогих коммерческих кредитах со средними ставками в 11-13% годовых. Излишние расходы на обслуживание коммерческих кредитов и не позволяют эффективно снизить долговую нагрузку. Выход из этой ситуации один – пересмотр межбюджетных отношений в пользу бюджетов субъектов страны. Только самообеспечение и личная ответственность руководителей за успехи развития региона позволят избавить от непосильного долгового бремени.

Крым развивается за счет федеральных программ, поэтому его глава Сергей Аксенов ограничен в своих заявлениях и действиях

krimchel.ru

– Формирование элит и в Крыму сегодня продолжается, порой выливаясь в открытое противостояние. Местные политики могут даже идти на конфликт с Москвой, водимо, пытаясь определить свою «двойную сплошную». На ваш взгляд, как должен вести себя федеральный центр? Может ли Крым, сам Аксенов или Овсянников, благодаря своему особому статусу получить расширенные полномочия и самостоятельность, став лайт-версией Чечни с ее руководителем?

– Крым в чем-то сейчас подобен Выставке достижений народного хозяйства советского периода – перед ним стоит задача показать всему миру, как эффективно может развиваться территория в составе Российской Федерации. Поэтому Крыму и Севастополю уделяется особое внимание и вливаются средства. И вот как раз из-за того, что эти два региона сейчас живут и развиваются за счет федеральных целевых программ, излишней свободы предоставлено не было. Все-таки Аксенов и Овсянников куда менее влиятельные персоны с меньшими рычагами воздействия, чем Кадыров. Для предоставления свободы действий нужно пересматривать весь институт губернаторства и финансирования регионов. Самостоятельность регионов должна предусматривать и ответственность руководителей, и возможность самостоятельно зарабатывать. Для этого необходимо менять законы и кодексы, касающиеся всех субъектов РФ.

– Сможет ли, на ваш взгляд, экономика Крыма развиваться в условиях санкций? Почему?

– Крым сейчас имеет много персональных ограничений, не распространяющихся на остальную часть России, например, многие мировые IT-компании не могут сотрудничать с разработчиками из Крыма. Но потенциал для развития есть,  и, в первую очередь, он связан с развитием внутреннего туризма. Пока еще слишком много препятствий: недостаточно развитая инфраструктура, дороговизна перелетов, отсутствие изобилия столь привычных туров «все включено»… Еще и законодательные меры на федеральном уровне осложняют работу крымчанам. Введение курортного сбора и возврат НДС на услуги аэропортов, оказывающих услуги внутренним рейсам отдых дешевле точно не сделают, и новых клиентов не привлекут. Но шанс есть: недавно Сергей Аксенов заявил, что принято политическое решение об увеличении расходов на крымскую ФЦП на 56 – 70 млрд рублей, а Овсянников принял стратегию развития города с 12 целевыми программами. При грамотной реализации эти меры могут повысить привлекательность региона, и турпоток будет куда в меньшей степени зависим от предложений турецких отелей.

Ряд российских губернаторов сегодня находятся в зоне риска

komiinform.ru

Какие ключевые риски на федеральном уровне в преддверии президентских выборов вы видите?

– После выборов могут начаться масштабные перестановки среди высшего руководства регионов. Очень многие лица, включая губернаторов сейчас находятся в зоне риска. Возможная потеря влияния ведет к попыткам скорейшего обогащения и установления договоренностей с местными элитами. То есть большинство сил региональных властей направлено на внутреннюю возню, а не на работу по улучшению благосостояния населения и улучшению условий проживания. К тому же в предвыборный период многие проявляют излишнюю осторожность, действую по принципу «не навреди». А не навредить проще всего известно как – ничего делая. Таким образом, предвыборный период с точки зрения регионального развития – период застоя. Главный риск в том, что мы теряем драгоценное время и все сильнее отдаляемся от восстановления экономики.

Беседовал Андрей Кошик

Новостная рассылка

Вечернее письмо с самым интересным
за день. Без рекламы и спама

Смотрите также
Интересное за сегодня